Бюро русскоговорящих экспертов Парижа
Русскоговорящие эксперты Парижа
sarafan.buro@gmail.com

КАН И КУМА

Архитектор Даша Маслова о самом загадочном саде Альбера Кана в Париже
Архитектор и ценитель красивых мест Даша Маслова, автор архитектурного блога @mas_love написала для Сарафан-бюро статью о загадочном саде, который после долгих лет забвения и реконструкции наконец-то открылся публике.

Даша Маслова
Идеалист, филантроп и пацифист, парижский банкир Альбер Кан верил во всеобщий мир, в диалог и гармонию между цивилизациями. Опытный путешественник, он собрал за ровно восемьдесят лет своей жизни 72 000 цветных фотографий со всего света и 183 000 метров плёнки. Его коллекцию сравнивают с собранием National Geographic, при этом в ней есть всего один портрет её создателя.

В начале ХХ века Кан создал под Парижем свою утопию, метафору жизни — сад с архитектурными элементами и растениями со всех уголков планеты. Фанат Японии (он даже бывал в гостях у самого императора!), особое место Кан отвёл японскому саду — для его создания специально привозили из Японии садовников и плотников, а чайный павильон привезли с родины по частям.

Благополучие Кана не пережило Великую депрессию, и умер он в оккупированном Париже банкротом с конфискованной собственностью.
Коллекция снимков «Архивы планеты» и сады перешли городу и открылись для публики спустя полвека после смерти банкира.

Сад просуществовал долгое время как городской парк для местной публики, а о существовании уникальной исторической коллекции фотографий знали единицы. В 2012 году был объявлен конкурс на здание музея — парадоксальным образом, одной из главных задач проекта являлось привлечение внимания к самому саду.
В международном конкурсе участвовали 93 агентства, но победитель был довольно очевиден — Кенго Кума: мало того что чистокровный японец, воскрешающий строительные традиции своей страны, так ещё и знаменит своей работой с природой и стиранием границ между пространствами — внешним и внутренним.

«Я думаю, что архитектура нам конечно нужна, но постольку-поскольку, — говорит Кума, — а вот сад нужен всегда».

Думаю, что любой, кто пережил 2020 год, с этим утверждением согласится.
Джокером проекта нового музейного здания стал традиционный японский элемент «энгава» — крытая галерея между внутренними выставочными помещениями и пейзажем, тонкий фильтр с деревянными ромбиками, артикулирующий пространство и сопровождающий посетителя. Она даёт тень и укрывает от непогоды, но предлагает человеку пространство сада с бóльшим энтузиазмом, чем интерьер.

Вообще Кума — известный «разрушитель границ», его любимый приём — это стирание стен и возведение мерцающих объемов. Его архитектура иногда выглядит игрушечной поделкой, будто собранной из палочек микадо, дощечек домино и кленовых листиков — самое важное у Кумы всегда происходит на стыке твёрдого и воздушного.

В случае музея Кана можно говорить также о стирании границы между Востоком и Западом — кстати даже в буквальном смысле, здание вытянуто в плане практически строго по горизонтали. Фасад со стороны города сделан из плотного, непрозрачного алюминия, а со стороны сада практически полностью деревянный. Абсолютно новое (открытие случилось в апреле 2022, с пятилетним отставанием от графика), здание музея по-японски вежливо и уважительно обращается к историческому саду. Его в свою очередь реконструировал в 90-е годы японский же дизайнер Фумиаки Такано, — от оригинального сада не осталось ничего, кроме гималайского кедра и плакучей ивы, но душа Альберта Кана живёт в нём всегда.
Сад организован по четырём осям: линия Жизни (Янь), сопровождаемая рекой (с очень красивыми рыбками), линия Смерти (Инь), а также мужская и женская линии — от оригинальных ивы и кедра соответственно.

Вход в здание музея очень необычен — мы проникаем внутрь постепенно, через пассаж в драпировке стального фасада, похожего на кимоно. Посетитель следует за параллелями, выгравированными в бетонной плите, что твои рисунки на песке в дзен-садах. Очень, очень сложный технологический процесс, настаивает автор.
Надо сказать, что отличительная особенность Кумы как архитектора — это его страсть к технологическим новшествам, особенно в стремлении сделать камень лёгким и мягким, как дерево или стекло.

Также Кума — известный критик засилья бетона в современной архитектуре (Тадао, привет!) и на протяжении всей своей практики он предлагает альтернативы захватившему мир материалу.

Мне пришло в голову, что Булонский лес давно превращается из мутного борделя под открытым небом в мекку современной архитектуры — с одной его стороны вырос кит фонда Луи Виттон от великого Фрэнка Гери, а с другой — музей авторства самого Кенго Кума.

Ждём открытия ресторана на крыше музея — его обещают доделать к концу года!
Благодарим архитектора Дашу Маслову за статью. У Даши познавательный архитектурный (и не только) блог в инстаграме. Желаем ей удачи!

ЕЩЁ МАТЕРИАЛЫ ЖУРНАЛА

БУДЬ В КУРСЕ СОБЫТИЙ,
ПОДПИШИСЬ НА НАШУ РАССЫЛКУ
E-MAIL
ВАШЕ ИМЯ
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь с политикой конфиденциальности
КОНТАКТЫ
Есть вопросы и предложения, вы хотите быть в каталоге?
Напишите нам!
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь c политикой конфиденциальности