Бюро русскоговорящих экспертов Парижа
Русскоговорящие эксперты Парижа
sarafan.buro@gmail.com

Мария Коробкина. Архитектор культурного наследия


Сохранение исторически значимых для Франции и всего человечества памятников архитектуры — профессия Марии
Как это реставрировать памятники архитектуры, которые знакомы всему миру: Palais-Royal и театр Comedie-français, Версаль и Малый Трианон. Сарафан-бюро поговорил с Марией, архитектором культурного наследия, о профессии, о ее плюсах и минусах, чтобы вдохновлять вас становиться тем, кем хочется быть во Франции.
Мария, расскажи, чем именно ты занимаешься?
Мария на террасе Hotel de la Marine, одного из памятников архитектуры в работе архитектурного бюро
Я руковожу реставрационными проектами объектов культурного наследия во Франции. Моя роль архитектора заключается в диагностике существующего здания, в оценке его состояния, структурных проблем и функциональных возможностей, выявление эстетических и исторических ценностей памятника. Разработка проекта реставрации и ведение авторского надзора за строительными работами — основная часть моей деятельности.
Здания, над которыми я работаю, являются национальным достоянием и охраняются государством.

Почему ты выбрала именно эту специализацию?

Ещё во время Master в архитектурной школе ENSA La Villette я начала работать в агенстве, которое занималось интерьерами в исторических замках и усадьбах. Мой начальник Этьенн открыл мне новый мир. Во-первых, мир реставрации, потому что в школе нет такой специализации. Во-вторых,
социальный. Никогда я раньше не встречала людей, которые едят фрукты с помощью вилки и ножа, живут в семейном шато с часовней и имеют отменный «педигри» (чистую родословную), а на камине у них стоят урны стиля Людовика XVIого. В них есть дух наследия.
Этьенн заложил во мне фундамент всего того, что я узнала позже — это «bienveillance», понимание и доброжелательность к объекту реставрации.
Для меня на первом месте будет стоять «не навредить».
Через 5 лет я решила пойти дальше и поступила в Ecole de Chaillot, увидев объявление о конкурсе в метро. Там меня уже с головой окунули в мир культурного наследия.
Какие твои самые любимые проекты?
Процесс реставрации декора XIX века, Париж, 2022
Особенно мне нравятся проекты реставрации декора и внутреннего убранства, требующие внимания к деталям. Реставрация росписей на стенах и потолках, кованных изделий, скульптур из папье-маше, мраморных каминов и золочённых люстр, — поле моего видения может быть обширным.
Реставрация декора предполагает комплексный подход ко всем его составляющим. Декор мог видоизменяться в течение нескольких столетий, потерять гармонию и богатство текстур и красок.
Видеть преображение декора, заново его открывать восхищенной публике, — приносит мне большое удовольствие.
Самые известные архитектурные памятники, которые ты реставрировала?
Набросок вида на Адмиралтейскую набережную, Санкт-Петербург
Работая в агентствах главных французских архитекторов исторических памятников (les architectes en chef des monuments historiques), мне посчастливилось работать над проектами в Palais-Royal, в том числе над обустройством нового вестибюля театра Comédie-Française, в базилике Сан-Дени над проектом реставрации витражей и декора, в Версальском дворце, в июльской колонне на площади Бастилия и прочих памятниках архитектуры.
Когда агенство, где ты работаешь, берет объект в работу, какие этапы проходит каждый проект? На каком этапе подключаешься ты в работу?
Реставрационные работы Июльской колонны в 2021 году. Вид сверху на площадь Бастилия
Проект реставрации проходит две фазы: диагностика и всё остальное (эскизный и финальный проект, тендер на выполнение работ и авторский надзор). Я участвую во всех этапах, от заключения контракта до приема работ.

Как стать во Франции реставратором памятников архитектуры? Где ты училась, расскажи о своём образовании.

Архитекторы реставраторы (architecte du patrimoine) выходят из École de Chaillot, основанной в 1887 году Виолле-ле-Дюк и Анатолием де Бодо.
Вступительный конкурс открыт для дипломированных архитекторов и включает два этапа: предварительное досье кандидата, затем тест на общий уровень культуры, рисунок от руки в галерее муляжей Шайо и интервью с жюри.
Два года обучения вмещают в себя лекции по материалам и традиционным техникам строительства, по истории архитектуры Античности и Франции, по истории законодательства, множество учебных проектов реставрации и реабилитации, а также задания по стереометрии и расчёты стабильности каменных арок и сводов.
Ты наверняка помнишь свои ощущения, когда ты впервые начала работать над каким-то значимым для тебя и человечества обьектом? Что это было и что ты чувствовала?
После реставрации мраморного декора внутренних галерей Июльскую колонну снова открыли публике
Иметь доступ в закрытые места, большая привилегия. Первым таким значимым местом был Версальский дворец, которым я могла бесконечно наслаждаться каждый день, гулять по пустынным залам и подниматься по чёрным лестницам, лазить под крышей и … осознать, что Версаль это большой театральный декор и за многими окнами ничего нет.

Бывали ли случаи, когда ты думала: «не может быть, ущипните меня!» от значимости работы или какой-то находки?

Ощущение уникальности момента никогда меня не покидает. Оно подпитывает меня своей энергией и подгоняет больше изучать и исследовать мир архитектуры.
Порою, чтобы оценить уникальность какого-то открытия, нужно в первую очередь понимать объект, на который направлен твой взгляд.
Например, сейчас мы реставрируем парадную лестницу в одном hôtel particulier в Париже. Мы идентифицировали много исторических слоев декора, но все они не дотягивали до мраморных стен вестибюля по соседству. По моей просьбе, художник-реставратор должен был прозондировать цвета красок нанесённых на фриз, а в результате нашёл оригинальный декор под ним: декор стенных панно, выполненный в технике гризайль и с иллюзией объема. Теперь все встало на свои места!
Ты бываешь на стройке и проводишь много времени за чертежами? Что тебе больше нравится?
Открытие декора под экзотическое дерево с позолотой. В дверях три верхних панно займут зеркала.
Сейчас я занимаюсь только стройками. Также у меня есть маленький, но очень красивый проект для души — театр Марии-Антуанетты в саду Малого Трианона.

Что тебе кажется самым сложным или неприятным в твоей деятельности?

Самое сложное — это работа с людьми. Архитектор объединяет вокруг себя множество людей из разных профессий и сфер: заказчиков частных или государственных, министерских служащих, инженеров, технических контролеров, пожарных, строителей и т. д. Нас может быть очень много. Моя цель организовать и сплотить всех ради достижения общей цели.
А неприятно — это делать замеры в церкви полной голубей, когда поднимаешься по винтовой лестнице, утопая в птичьем помете и гнезде с орущими птенцами. Даже Нотр-Дам не исключение и там тоже на ступеньках лежат мертвые голуби.
Реставрация архитектуры переживала разные эпохи: когда-то при реставрации даже достраивали несуществующие части. Какие принципы реставрации преобладают во Франции сейчас?
Мария Коробкина
Во Франции до сих пор применяются принципы Венецианской хартии 1964 года, международный документ, закрепляющий профессиональные стандарты в области охраны и реставрации материального наследия. Например :
  • Консервация и реставрация памятников имеет целью сохранение памятника как произведения искусства и как свидетеля истории для будущих поколений.
  • Реставрация заканчивается там, где начинается гипотеза.
  • Наслоения разных эпох, привнесенные в архитектуру памятника, должны быть сохранены, поскольку единство стиля не является целью реставрации.
  • В случае, если традиционная техника окажется непригодной, укрепление памятника может быть обеспечено при помощи современной технологии консервации и строительства, эффективность которых подтверждена научными данными и гарантирована опытом.
  • Элементы, предназначенные для замены недостающих частей, должны гармонично вписываться в целое и вместе с тем так отличаться от подлинных фрагментов, чтобы реставрация не фальсифицировала историческую и художественную документальность.
В ожидании работ пустые пространства Большой конюшни Версальского дворца стали креативными пространствами для художников
Во Франции, в отличии от Италии, восстановление исчезнувших частей памятников архитектуры не редкость. Например, главный архитектор Версальского дворца, на посту с 1990 года — один из ярких примеров. Опираясь на исторические архивы, он восстановил позолоченную решетку парадного двора, позолоченные элементы свинцовой кровли и много других элементов (интервью с ним можно посмотреть по ссылке). Можно упомянуть проект восстановления разобранной в ХIXом веке башни базилики Сан-Дени и восстановление кровли и шпиля собора Нотр-Дам. Всё это исключительные проекты, памятники архитектуры и истории. В таких случаях, решение принимает не только архитектор, но и специально созданная комиссия экспертов, и представители министерства, и даже президент.

Есть ли памятники, о реставрации которых ты мечтаешь, хочешь, чтобы проект достался именно тебе?

Я часто мечтаю о реставрации исторических центров городов. Попадая в стареющие и запылившиеся города, я вижу в них потенциал: средневековая структура улиц и маленькие тесные здания гармонично ее образующие, шумная мостовые, заброшенная церковь, рыночная площадь ставшая парковкой, вывески закрытых магазинов.
И вот я мечтаю, как этот уездный городок может стать самой красивой деревней Франции.
Все фотографии предоставлены Марией из личного архива.

ЕЩЁ МАТЕРИАЛЫ ЖУРНАЛА

БУДЬ В КУРСЕ СОБЫТИЙ,
ПОДПИШИСЬ НА НАШУ РАССЫЛКУ
E-MAIL
ВАШЕ ИМЯ
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь с политикой конфиденциальности
КОНТАКТЫ
Есть вопросы и предложения, вы хотите быть в каталоге?
Напишите нам!
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь c политикой конфиденциальности